Время Дороги
Октябрь 24, 2017, 01:45:35 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: SMF - Just Installed!
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 ... 10
 1 
 : Октябрь 05, 2016, 08:48:33  
Автор Kat Bilbo - Последний ответ от Kat Bilbo
...Да, это покажется выходом. Рядом с тусклым, свинцовым небом - яркое солнце, рядом с грязным асфальтом - зеленая трава, и золотистая пыль дороги. Рядом с общим равнодушием - верная дружба, рядом с оглушающей бессмысленностью - ясная цель. Правда, потом вспомнится и другое. Узкие темные улицы средневекового города, чадящий, неверный свет факелов, блеск и звон обнаженных мечей, жуткие твари, не принадлежащие к миру людей, мрачноватая магия защитников Света.
Здесь, в Москве, у него будет большая, хорошо подобранная библиотека. И в книгах, написанных другими людьми, он неожиданно начнет встречать отголоски своих собственных воспоминаний. Тогда он станет искать тщательнее, хотя лишь смутно представляя, что ему нужно. И постепенно из обрывков нитей, из неясных фраз и туманных полунамеков выстроится четкая картина нового мира...
Собственно говоря, это не был мир. Это была Дорога. Универсальное средство для перехода из реальности в реальность. Странное место со своими законами, место, где может случиться все, что угодно...
Дорога. Просто покрытая золотистой пылью Дорога.
На обочине Дороги, на всем ее бесконечном протяжении, стоит множество городов. Похожих и не похожих друг на друга. Разных. Каждый город принадлежит какому-нибудь миру и одновременно служит воротами в него. И следом за средневековым городом-крепостью мира Льелис может идти суперсовременный космодром Рисоля или, скажем, Москва.
Дорога...
А несколько миров, например, тот же Льелис, Земля или Арда, имеют не один или два, а множество городов-ворот. Это - миры Дороги. Впрочем, нет, Льелис - это даже не мир Дороги, Льелис открыт на Дорогу полностью, это и есть Дорога...
Но встречаются и другие города. Не принадлежащие ни к одному из миров. Белый город - пристанище Последнего Отряда, то пустой, мертвый, то оживленный и шумный, словно багдадский базар. Или непонятный и тревожный Город вне времени и пространства, Город-Нигде, Город-Никогда, существующий неизвестно зачем и непонятно почему. Или Город Железа, построенный странным племенем, ушедшим в один из Закрытых Миров, и заселенный потом беглецами из мира Алард. Или Город-Порт, город, из которого уходят все поезда, откуда можно уехать в любое место, но в котором можно побывать лишь один раз за всю жизнь, и где рядом располагаются обычный вокзал и сверкающий космодром, и небольшая старинная гавань. Говорят, там пересекаются все пути. И еще говорят, что там можно встретить потерянного навсегда друга...
Дорога.
И какой-то один из этой бесконечности городов вел в его мир...

(с) Лин Лобарёв, "Дорога, которая не кончается"

 2 
 : Декабрь 29, 2015, 07:45:32  
Автор Kat Bilbo - Последний ответ от Kat Bilbo
Мирских ветров любимая забава

Наталья Голованова
http://rabivn.livejournal.com/148174.html

Дождь лил как из ведра через дуршлаг. Казалось, кто-то очень сильный и невидимый швырял вниз водяные потоки, основная часть которых обрушивалась на мою голову. Безумно хотелось объяснить озорнику, как я устала и как трудно идти по лесной тропинке в эдакую непогодь. И пусть на мне влагонепроницаемый дедов плащ с капюшоном, а на ногах – его же непромокаемые офицерские сапоги, но далеко ли в эдакой экипировке уйдешь, если все тропинки размыты, а льет так, словно ты не топчешь ногами твердь, а плывешь сквозь упругую водную стихию?
Сил совершенно не осталось, и вперед меня двигало разве что упрямство. Да еще жгучее желание сделать то, что не смогла (не захотела, постеснялась) год назад…


А год назад погода в этих местах стояла дивная. Желто-красные кроны деревьев едва колыхались от легкого дуновения теплого еще ветерка, изредка сбрасывая под ноги какой-нибудь особенно красивый лист. Я бездумно брела рядом с Симом и подбирала эти яркие осенние дары, складывая из них немудреный букет. Сим опережал меня, оборачивался и сердито выговаривал, что я еле тащусь и что надо поспешать. Тогда я бросалась вдогонку и обсыпала его листьями, отчего он на миг становился похожим на осеннее дерево под порывом сильного ветра.
- Сущий ребенок, - ворчал Сим, стряхивая с макушки последний лист.
Наконец мы достигли своей цели. Это была пещера, точнее, вход в пещеру, который я, как ни странно, ни разу в нашем лесу не видела, хотя знала тут каждый камушек.
- Мы пойдем туда, - сказал Сим, указывая в черный зев, из которого тянуло холодом и сыростью. – Окажемся в другом мире… Стой!
Поздно. Я уже рванулась к порталу. И тут же полетела обратно, отброшенная невидимой силой.
- Разве я сказал, что можно идти? – спросил Сим, помогая мне подняться.
- Нет, - честно призналась я, потирая бок. – А что это было?
- Сторожевой заговор. Оберегает портал от любопытного зверья, пилигримов, грибников, лихих разбойничков и праздношатающихся лодырей.
- И нас с дедом?
- Почему от вас? Только от тебя.
Я обиделась. Интересно, в какую категорию вхожу? Праздношатающихся лодырей, лихих разбойничков или зверья любопытного? Спросила:
- Как же мы тогда пройдем, если от меня тут всё оберегают?
Сим задумался:
- М-да, проблема. Даже и не знаю, как быть.
Говорил он серьезно. Однако глаза оставались озорными и смеющимися.
- Вернусь домой, - пригрозила я.


Тогда он снизошел и подключил-таки меня ко всеобщему потоку. Это оказалось очень просто и обыденно (заставил закрыть глаза, положил на мою макушку тяжелую длань и немного подержал), и я даже сперва не поверила, что получила доступ к источнику всемирной энергии, к центральному стволу мирового древа, по которому течет жизненный сок, питающий все живое во всех мирах.
Впрочем, так или иначе, это была необходимая процедура. Без нее все наше предприятие теряло смысл.
Когда я открыла глаза, то увидела, что вход в портал затянут едва заметной паутиной. Вопросительно глянула на Сима. Он кивнул:
- Визуально заговоры представляют из себя либо сеть типа рыбачьей (самые примитивные), либо паутину (рангом повыше), либо довольно сложное построение - это так называемые кружевные заговоры. Они – самого высшего ранга. Твоя задача и состоит в том, чтобы освоить их плетение.
Я кивнула. Знаю. Давно пора. Надоело чувствовать себя ущербной, ох как надоело. Лешие и кикиморы, конечно, не смеются над странной девкой, что угодила в гимнасий к лесной нечисти непонятно каким образом и неизвестно зачем. У них-то и подключение к потоку имеется – начиная с прилета к ним черной Гамы, с момента перехода из жизни в не-жизнь,. Не-жителям поток необходим, это ясно. А мне для чего? Не знаю пока, я ведь не кикимора, но без него пребывание в гимнасии не имело смысла. Наставница Гузелла, присланная в гимнасий Симом, возненавидела меня с первой же минуты (наша с ней встреча - это отдельная история), а поэтому издевалась, как могла. Вместо того, чтобы сразу подключить к потоку, заставляла плести заговоры и издевалась, видя, что человеческая девушка не может и двух световых нитей связать. Лешие и кикиморы сочувствовали, но ничего поделать не могли. Сим, прилетев однажды с инспекторской проверкой, все понял, услал Гузеллу, прислал на ее место тихую девушку Ариссу, которая, как мне кажется, нас дико боялась, а меня забрал вовсе. Сказал, что направит на индивидуальное обучение к одной старой знакомой.
Вот к ней-то мы сейчас и шли.
- Где проход, видишь? – спросил Сим.
Я внимательно вгляделась в сеть. Ячейки малюсенькие, мышь не проскочит.
- Ничего не вижу, - вздохнула.
- Смотри внимательней.
После продолжительного изучения я сдалась. Сим хмыкнул, подошел к порталу, нагнулся и приподнял один край сети:
- Заползай.
М-да. Я бы еще долго могла тут искать проход.

В другом мире мы из портала шагнули в лес. На первый взгляд – такой же, как у нас. На второй замечаешь различия. Деревья тут необычные, с тонкими голыми у земли стволами и густыми кронами, теряющимися в высоте. Стоят плотно, неба почти не видно, не говоря уже о светиле. А посему царит здесь полумрак, влажность и прохлада. И – тишина. Упадет хвоинка – слышно. Пробежит мышь или заяц – топот не хуже конского.
Мы с Симом грохотали, как полк солдат.
Поэтому я даже не удивилась, когда на пороге открывшегося вдруг симпатичного домика увидела внимательно смотрящую на нас хозяйку.
Она не была похожа на обычных обитательниц одиноких лесных избушек. Те, старые морщинистые согбенные карги в лохмотьях, прихваченных грязным фартуком, в косынке, в какой-то немыслимой обуви типа плетеных башмаков… Эта же – в простом зеленом платье, в светлых носках и кожаных туфлях. Короткие седые волосы зачесаны назад и сколоты коричневым гребнем. Сама хозяйка – не морщинистая и не костлявая, напротив – в меру полная, с приятными округлостями.
Смотрела она на Сима, не замечая меня.
- Здравствуй, Ана.
- Давно тебя не было, Сим. Другие меня не забывают.
Сказано это было укоризненно.
- Сама знаешь, дела, - уклончиво ответил Сим. – Я привез тебе ученицу.
- Я не обучаю на сторожа. Для этого есть специальные ведомства.
Голос ее зазвенел металлом.
- Нет-нет, что ты, - поспешно сказал Сим. – Не сторож, нет. Надо научить ее плести заговоры.
Брови Аны взметнулись вверх:
- И для этого вы явились сюда? Будто у меня мало забот. Определи ее в свой гимнасий. Приставь к ней одну из твоих соплячек. А меня уволь. Я давно отошла от подобных дел.
Она повернулась было, чтобы шагнуть внутрь домика, но тут Сим тихо сказал:
- Аков просил.
Она замерла, не оборачиваясь.
- И потом, - продолжил Сим, - ты ведь лучшая, Ана.
Она все-таки шагнула внутрь, кивнув напоследок.
- Иди, - подтолкнул меня Сим.
- А… Э…
- Топай, кому сказано! Пока она не передумала!
Мне казалось, она не согласна. Но возражать я не стала. И пошла в домик за Аной.
Внутри было чисто и светло. Пахло травами, очень вкусно пахло. И вообще было уютно. В отличие от нашей с дедом избушки.
Нет, у нас тоже чисто и светло. Но… Просто, что ли. А тут – и салфеточки вышитые, и шторочки ажурные, и коврик под ногами узорчатый. Печь расписана цветами. С печи настороженно смотрит зелеными глазищами пушистый черный кот.
- Киса! – восхищенно сказала я и протянула руку.
И едва успела отдернуть. Потому что лапа с вытянутыми когтями, метнувшаяся навстречу, была отнюдь не жестом приветствия.
- Мао-о-о, - пробасил обиженный котяра.
- Руки-то не тяни куда попало. Он ведь и цапнуть может.
Хозяйка смотрела на меня слегка презрительно, как бы размышляя – зачем ей притащили эдакую недотепу.
- Как его зовут? – осторожно спросила я, кивая на кота.
- Котик.
- Просто Котик? И все?
Взгляд Аны стал еще более презрительным. Она не терпела дурацких вопросов.
- Хороший Котик, - пробормотала я, желая загладить неловкость.
- Ничего хорошего, - отрезала хозяйка. – Подкидыш. Обжористый и зевластый.
- Мао, - подтвердил Котик.
На ночь меня определили на лежанку за печкой. Сверху ворочался и стряхивал на меня какой-то мусор зевластый Котик. Похрапывала в своей комнате хозяйка. Мне вдруг стало страшно и тоскливо. Хотелось домой. И я бы прямо сейчас убежала, если бы не насущная необходимость научиться плетению заговоров.
Как утверждал Сим, моя хозяйка была в этом деле лучшая. Потому что очень долга служила наставницей в одном очень высоком приюте.

Так началось мое обучение у Аны. Дни потекли за днями, похожие один на другой. Утром я должна была принести в дом корзину с продуктами, невесть каким образом ежедневно появляющуюся на крыльце. Хозяйка ничего не говорила о ее происхождении. Однажды я решила не спать и подкараулить неизвестного дарителя, но зевластый Котик раззевался на весь лес, не обнаружив меня за печкой, так что пришлось прекратить ночное бдение и принимать корзину как должное, неизменное и само собой разумеющееся.
Еще я под присмотром Аны работала в огороде, ухаживала за цветами, готовила завтрак и обед. Сама Ана варила какие-то зелья, собирала и сушила травы. Все это молча, плавно и как-то очень красиво. Иной раз я как завороженная следила за ее движениями, дивясь грациозности далеко не худенькой женщины.
Иногда Ана отправляла меня за печь, и я уже знала – к ней должны прийти. Ни разу я не видела посетителей, зато слышала их тихие неразборчивые голоса, неизменно вежливые и почтительные. После их ухода склянок с зельями становилось меньше.
Как-то раз я не выдержала и высунула нос из-за печки, когда дверь за посетителем уже закрывалась. Успела увидеть только мохнатую спину и мелькнувший хвост с кисточкой на конце. Ну и ну! Кто же это, интересно, приходил к моей хозяйке?
Однажды в дальнем углу огорода я обнаружила несколько холмиков непонятного назначения. Коснулась одного рукой и тут же услышала:
- Не тронь. Отойди.
Пожала плечами и отошла. Секретов тут было предостаточно, но лезть в них я не собиралась.

Ежедневно на ужин вместо еды меня ждала книга. Вернее, КНИГА.
Ана утверждала, что уставшая и голодная я восприму информацию лучше, а посему доставала книгу, когда на лес опускались сумерки. Зажигала свечу, садилась напротив меня и внимательно следила, как я читаю. Сперва я ежилась от чуть презрительного взгляда, вздрагивала от бесконечных котовьих «мао», но постепенно привыкла. Книга влекла, манила, погружала в таинственный мир.
Нетрудно сплети заговор. Всего-то и надо вытягивать из всеобщего поля сверкающую нить да наматывать ее на слова, содержащие приказ исполнить мою волю. Лучше, если слова зарифмовать, тогда заговор станет и крепче, и прослужит дольше. Однако сложность заключалось в том, чтобы сплести заговор красиво. Для этого и слова подбирать надлежало тщательно, и наматывать ровно, а желательно и вовсе с узорами.
У каждого подключенного к полю имелся в нем собственный ларец, который ни потрогать, ни показать кому-то было, естественно, нельзя. Как и сами заговоры, он был создан из энергетических нитей. В него-то и помещались все созданные мной заговоры. Я могла использовать их в любое время, подправлять, приукрашивать, наращивать их мощь. Однако, как и сами заговоры, ларцы имели определенный ранг и не являлись бездонными. Емкость моего ларца была до обидного маленькой. То есть, количество создаваемых мной заговоров было весьма ограничено.
- Думай прежде чем наплести с три короба, - ворчала Ана. – Наплетешь всякую ерунду, куда потом складывать будешь?
Конечно, невостребованные заговоры со временем самоуничтожались, освобождая место в ларце. Однако сколько того времени пройдет, прежде чем мои тренировочные заговоры уничтожатся! Хотелось плести и плести, и я глядела на Ану умоляюще – неужели ничего нельзя придумать?
- Ничего, - холодно говорила она. – Думай головой и плети аккуратно. Переделывай уже готовые. Наращивай их мощь. Повторяй за мной.
И она вытаскивала какой-нибудь свой заговор, демонстрируя как надо. Ах, что это были за словесные кружева! Легкие, невесомые, красивые! Истинные шедевры! Ана придирчиво рассматривала их, находила только ей заметный изъян и принималась подправлять.
- Не сиди, работай, - говорила она, заметив, как я, разинув рот, слежу за легкими движениями ее пальцев.
Я вздыхала и вытаскивала свой заговор, пытаясь повторить движения Аны.
От сверкающих нитей в первое время болели глаза и пальцы – плести следовало, пока нити не остыли, и много прошло времени, пока я не приноровилась перехватывать нить, чтобы не обжигаться, а также смотреть боковым зрением, не боясь ослепнуть.
За несколько дней я сплела заговор, создающий световой шар (с целью экономии свечей), еще – излечивающий простуду (специально для деда, вечно простужающегося в лесных обходах), превращающий любой предмет в бутылку с водой (иногда так загуляюсь, что пить хочется ужасно). И еще один, обездвиживающий. Специально для нашего коня Тика, вечно норовящего смыться в неизвестном направлении. И, конечно, антизаговор для последнего. Иначе бедный коняга так и останется статуей в нашем огороде. На этом место в ларе закончилось. Приходилось подправлять, дорабатывать.
Однажды, читая книгу, я наткнулась на упоминание так называемых общих заговоров.
- А это что такое? – спросила недоуменно.
- Разве Сим тебе не рассказал? – удивилась Ана.
- Нет.
Она фыркнула:
- Мальчишка глупый. Все торопится, спешит. Не знаю, почему он не рассказал и не подключил тебя к общим. Все приходится делать самой.
Она так же, как Сим, велела закрыть глаза и положила горячую мягкую ладонь на макушку.
И тут я увидела ЕГО.
Этот ларец был не только огромен. Он был потрясающе красив. Гармоничен. И к тому же постоянно находился в движении. Я потянулась к нему.
- Не тронь, - остановил меня властный голос Аны. – Еще рано.
Она достала еще одну книгу – путеводитель по общим заговорам.
Оказывается, самые лучшие заговоры помещаются в общий ларец – тот самый красивый и огромный. Все, к нему подключенные, могут ими пользоваться. Если, конечно, знакомы с содержимым и твердо знают, где что лежит. Иначе вместо светящегося шара можно запросто вызвать землетрясение.
Давно и успешно практикующие заговоры, конечно, вытаскивали нужный на ощупь. Но я, увы, пока не обладала достаточной практикой.
Для таких, как я, и существовал путеводитель. В нем подробно рассказывалось, где какой заговор находится. Раскладывалось, как говорится, по полочкам. Запомнить, правда, эту информацию было нереально – ларь буквально ломился от заговоров. Но я упрямо штудировала путеводитель под насмешливым взглядом Аны и вопли «мао» вечно голодного и зевластого Котика.

Иногда я бродила по лесу, неизменно удивляясь его тишине и отсутствию зверья. Ана не препятствовала моим прогулкам, но и не одобряла их, поджимая губы, лишь говорила, чтобы я далеко не заходила. Шуршали под ногами опавшие листья, то там, то здесь скрипели стволы деревьев. Ветра не было. Странный это был лес. Будто замерший, застывший. Не было здесь ни зимы, ни лета. Только вот эта странная погода, тихая, сумрачная.
В тот день я отошла от дома довольно далеко, но звук, привлекший внимание, услышала хорошо. То ли рев, то ли рык. Доносился он от дома, поэтому я тут же повернула обратно. Бежала со всех ног, предчувствуя недоброе, ругала себя за то, что не заметила, как отдалилась от дома на большое расстояние.
Увиденное поразило и испугало. На крыльце стояла Ана в своей обычной невозмутимой позе, а напротив нее рычал и выл огромный белый волк. Он рыл передней лапой землю, желая броситься на женщину, однако не мог сдвинуться с места. Я поняла, почему. Его сдерживал заговор, такой же, как у входа в пещеру. Зверь то и дело разрывал зубами сеть, но та тут же срасталась снова. Я застыла, не зная, что предпринять. Почему Ана не оглушит волка, не обездвижет его? Я не понимала.
Тем временем зверь, в очередной раз разорвав сеть, на шаг приблизился к крыльцу. Теперь он был буквально в двух шагах от Аны, но та все так же спокойно смотрела в его глаза.
И тут черный комок метнулся из избы, пролетел мимо Аны и в неимоверном прыжке саданул волка по носу. Зверь взвыл. Взмахнул лапой. Котик отлетел на несколько шагов и остался лежать.
Я не выдержала. Не раздумывая ни секунды, извлекла из ларца заговор недвижимости. И запустила в волка.
Наверное, я все-таки оказалась не совсем плохой ученицей. Потому что волк застыл и повалился на бок. А мы с Аной бросились к Котику.
Кажется, у него ничего не было сломано. Вот только он обмяк в наших руках черной тряпочкой и не двигался.
- Что с ним? – спросила я дрожащим голосом.
- Черный заговор, - хрипло ответила Ана. – Пойдем в дом. Попробую его оживить. Хотя трудно, конечно.
До конца дня мы лечили кота – Ана заговорами, я – отварами, вливая их в приоткрытую пасть по капле. Он все еще был жив, но дышал слабо. Ох, как бы мне хотелось услышать сейчас его «мао». Маленький смелый Котик, как же оказывается любит тебя твоя хозяйка. Да и я успела привязаться.
Было уже довольно поздно, когда кот приоткрыл глаза и слабо мяукнул. Мы облегчено выдохнули.
- Ну вот, а я уж собиралась копать тебе могилку, - с улыбкой сказала Ана, вытирая глаза. Оказывается, она тихо плакала.
И тогда я поняла, что за холмики были в дальнем углу огорода.
Я совершенно забыла про волка, и очень удивилась, не увидев его утром. Лишь изрытая земля напоминала о непрошенном визитере.
- Куда он подевался? – недоуменно просила у Аны.
- Пропал. Исчез, - ответила та. – А куда – какая мне разница. Тут долго не живут. Особенно непрошенные гости.
- Но… почему ты сразу не обездвижила его? – я все-таки решилась задать вопрос.
- Нельзя мне, - нехотя ответила она.
- Почему?
- Хватит почемукать! – Ана рассердилась. – Хватит бездельничать! Марш заниматься!

Когда пришла пора покидать дом Аны, я поняла, как к ней привязалась. К ней, вечно ворчавшей, поджимающей губы, неулыбчивой, недовольной. Но потом вспомнила, что меня ждет дед, и еще Сим, и Беребор, и все наши из гимнасия. И как я их всех обрадую, что научилась наконец плести заговоры. Попрощавшись с Аной, я поспешила ко входу в пещеру, в свой мир.
На полпути оглянулась. Ана стояла, глядя на меня не как обычно. По-другому. Немного растерянно, грустно, с легкой улыбкой на губах. Рядом, прижавшись к ее ноге, сидел еще слабый, но вполне здоровый Котик.
А ведь она тоже привязалась ко мне, поняла я. Не хотела, но привязалась. Но если я уходила к друзьям и родне, то Ана остается совсем одна, не считая Котика, кончено. Каково ей будет проводить все время в одиночестве?
Не выдержав, я побежала обратно, порывисто обняла пожилую женщину и неловко чмокнула в щеку. Она погладила меня по голове и сказала:
- Ну, ну. Ты молодец, Леля.
Впервые она назвала меня по имени.
А ведь, кажется, я ей его не называла.
- Ну все, иди, - добавила она.
- Я вернусь, - сказала я. – Правда, вернусь.
Они так и стояли на крыльце, пока я не скрылась в портале. Кот и его хозяйка.
Жизнь в новом статусе закрутила меня, и лишь через год я вспомнила обещание, дано Ане.

И вот я пришла к той самой горе, где год назад был проход к дому Аны. Дождь льет, и хлюпает уже не только под ногами, но и в сапогах. Я смотрю на гору и понимаю – что-то не так. Нет никакой пещеры, нет прохода, завешанного сетью, будто и не было его никогда.
- Си-и-им! – в отчаянии кричу я. – Сим, где ты?
Выуживаю из своего ларя заговор вызова Сима. Швыряю в небо, в тучи, в дождевые потоки. Где ты, Сим? Отзовись! Ты мне очень нужен!
Он может оказаться где угодно – в любом из миров, бесконечно далеко, и тогда мне придется ждать неизвестно сколько. Однако Сим появляется почти сразу:
- Леля? Что случи…
Он недоуменно смотрит на странную фигуру в огромном плаще.
- Да ты вся промокла! Иди сюда!
Его тяжелый плащ-крылья накрывают меня, сушат, согревают.
- Сим! Я не понимаю! Где проход?
- Какой проход?
- Как – какой? Тот самый! Мне надо, очень надо! Надо увидеть Ану!
Он молчит.
- Да Сим же! – я тереблю его, трясу. – Я не могла ошибиться! Он же был тут, правда? А сейчас нет. Почему?
- Леля, - Сим говорит медленно и осторожно. – Ты права, прохода больше нет.
- А где есть?
Я понимаю – сейчас он скажет что-то ужасное. И он говорит:
- Нигде нет.
- Не-е-ет, - я трясу головой. – Так не бывает. Где-нибудь да есть!
- Леля, - он гладит меня по голове. – Понимаешь, такое случается. Довольно часто. Миры соприкасаются, между ними появляются проходы. А потом они отдаляются друг от друга. И порталы закрываются, зарастают.
- То есть, мир, где живет Ана, отдалился?
Я перевожу дух и продолжаю:
- Сим, но ведь ты летаешь между мирами. Ты ведь можешь…
- Нет, - он отрицательно качает головой. – Не могу. Понимаешь, Леля. Там, где жила Ана… Это не мир.
- Не мир? – я смотрю на него пораженно. – А что?
- Междумирье.
Междумирье. Слово бьет наотмашь. Место, которого нет в нашем понимании. Островок, болтающийся в пространстве сам по себе. Не подчиняющийся обычной логике.
- Ана – страж, - продолжает Сим. – Она охраняет проход между мирами. И где она сейчас – я не знаю.
Теперь ясно, почему она не тронула волка. Стражи не могут причинять вред ни одному существу, лишь оберегают проход.
Я опускаюсь прямо на мокрую землю. Говорю:
- Но я дала слово, что вернусь. Понимаешь? Ведь она ждет!
- Она мудра, все понимает. Не казнись, Леля.
- Но я хотела так много спросить… Поговорить… Расспросить про ее преподавательскую работу… Я ведь ничего не знаю. А когда жила у нее, было недосуг…
- Леля…
- Еще хочу узнать, как поживает Котик.
- Леля…

На комоде в спальне Аны я нашла пачку открыток. Я совсем не хотела рыться в ее вещах, просто так вышло. На одной открытке было четверостишье, посвященное, несомненно, моей тогдашней хозяйке:
Мирских ветров любимая забава,
Лихих миров прекрасное дитя,
Тебя прельстят не золото и слава,
Ты существуешь, лишь другим светя.
Почерк деда я узнала сразу. Вот только подписана открытка была не совсем обычно.

- Почему вы с ней назвали моего деда не Яковом, а Аковом?
Вопрос слетает с моих губ помимо воли. Его я так и не решилась задать самой Ане.
Я продолжаю:
- Ведь это он попросил ее позаниматься со мной, правда? Я не ошиблась? Они были знакомы?
Сим делает быстрое движение рукой, и в его ладони появляется портрет. На нем двое. Молодые мужчина и женщина. Я узнаю обоих. Какие они были красивые!
Очередная догадка пронзает сердце:
- Так она что, моя бабушка?
Сим молчит. Я тоже молчу.
Как это странно и больно – найти бабушку, не зная об этом, привязаться и потерять навсегда, без надежды на новую встречу.

 3 
 : Сентябрь 23, 2015, 01:02:34  
Автор Kat Bilbo - Последний ответ от Kat Bilbo
Ольга Чигиринская

Думай как злодей

Замысел этой статьи возник у меня давно, потому что ошибку, которой она посвящена, я сама делала и последствия приходилось разгребать мучительно. Когда ты полкниги уже написал, а не знаешь, что делать дальше – это, знаете ли, фрустрирует. Но я слакала-слакала, а потом работа-работала, и тут сын показал мне обзоры Плинкетта по трилогии приквелов к «Звездным войнам» и гиря ушла в пол.

Так вот, моя практика показывает, что сюжет зависает потому что зависает злодей. Ну или антагонист, если у нас расклад не черно-белый, но я для краткости все равно буду писать «злодей».

Злодей зависает потому, что ты, дорогой автор, не почесался придумать ему нормальную мотивацию и продумать его действия, предпринятые для достижения цели! Придумать ДО того, как сесть и написать уже полкниги, едрена вошь.

В ряде жанров именно злодей движет сюжет. Например, в детективе. Где-то за кадром, до начала повествования, именно злодей делает первый ход. Это как-то задевает героя, и он вынужден реагировать.

У множества авторов, в том числе у вашей покорной слугини, случалось, злодей делал этот ход ТОЛЬКО для того, чтоб герою было чем заняться. Со страшной силой этим грешит «Дело земли»: Сютэндодзи убивает девушек в городе только для того, чтобы этим делом мог заняться Райко. Если подумать, то даже для кровавого ритуала, который должен обратить гнев стихий на Фудзивара-но Канэиэ, незачем тащить в город Сютэндодзи. Наш уберзлодей – наделенный сверхсилой вампир, которому не составило бы труда проделать все самому. Или, на худой конец, послать на дело слуг-цутигумо, тоже вампиров, которые убьют кого надо и когда надо, не оставив лишних следов. Но нет, наш злодей посылает на дело самого приметного из своих «драконов», огромного рыжего иностранца. На минуточку, Япония, 10 век н. э. – то есть, пришлось придумывать еще и отдельный обоснуй тому, что он огромный и рыжий: он гунн, принявший буддизм, и пришедший в Японию из Китая с миссионерами. Столько натягиваний совы на глобус, и все ради чего?

Все ради того, чтоб объединить в одно целое легенду о Сютэндодзи, легенду о цутигумо, легенду о демоне с отрубленной рукой и рассказ из «Кондзяку-моногатари» (или «Удзи-сюи-моногатари?»), послуживший Акутагаве исходником для новеллы «Муки ада», да и саму новеллу «Муки ада».

То есть, злодейский персонаж у нас действовал не так, как ему было выгодно и нужно, а так, как было выгодно и нужно нам, авторам. Просто удивительно, как мы не получили еще ни одной рекламации на этот счет – видимо, благополучно сумели замаскировать эту сюжетную дыру японскими красивостями. Но на будущее я сказала себе: автор, не надо так.

В злодеестроительстве авторы допускают три больших ошибки, каждая из которых способна запороть весь сюжет. Первая носит чисто технический характер, вторая – психологический, третья, не побоимся этого слова, духовный. Все по-своему важны, каждая в отдельности может оказаться фатальной, там, же, где присутствуют все три, плохо все. Я располагаю их не в порядке важности – они все одинаково губительны для произведения – а в порядке трудноустранимости. С технической проблемой справиться легче всего, психологическая требует ментального усилия, духовная требует нефигового навыка самоанализа и не каждому может оказаться по зубам.

Итак, первая ошибка, техническая: ЗЛОДЕЙ СУЩЕСТВУЕТ ДЛЯ ГЕРОЯ. Он действует, исходя из соображений «как бы дать герою погеройствовать». Он выбирает цели и средства, исходя не из собственной выгоды, а из соображения «дать герою повонзаться». Это нормально? Здравые люди так делают? Нет. Поэтому злодей, который так делает, кажется нелепым и картонным. Порой под его нелепость можно подвести правдоподобный обоснуй: например, Саурон никогда человеком не был, человеческая логика может быть ему непостижима, и вообще непонятно, где у огненного глаза мозги. Да, посылать в Шир назгулов было куда как тупо, обычный человек-убийца справился бы с задачей куда лучше – ну а вдруг Саурон находится на таких астральных планах бытия, что уже не может говорить с людЯми? Вдруг он вовсе не нарочно пытал глупого Пиппина, а просто само присутствие такого чуждого разума воспринимается сознанием живого существа как пытка? И Саурон просто не может дать задание человеку-ассасину непосредственно, а действовать через посредников не хочет, уж больно вопрос деликатный? Словом, если злодей не человек, как-то концы к концам подвести можно. Привет Теням и Ворлонам, Чужим и Нечтам, Ктулху и Огдру-Джахаду, и вообще всему злодейскому НЁХу мировой культуры.

Но когда он человек, а действует как НЁХ – точнее, как написанная автором программа для обслуживания героя – тогда настает время погрузиться в глубокий фейспалм.

Рассмотрим вслед за Плинкеттом приквелы к Звездным Войнам. Чего хочет Палпатин? Стать Галактическим Императором. Что ему для этого нужно? Развязать гражданскую войну, а когда все устанут от крови и смертей, явиться миротворцем. Что он для этого делает? Приказывает Торговой федерации блокировать планету Набу. Окей, допустим. Канцлер Валорум присылает двух джедаев выяснить, что творится на Набу. Что говорит Палпатин? «Убить их».

Что за фигня, мужик? Ты же хочешь гражданскую войну! Пусть джедаи вернутся и расскажут, как бесчинствует Торговая Федерация! Пусть Сенат возмутится, пусть Торговцам прикрутят хвост! Пусть они в ответ начнут войнуху! Ура! Все идет по плану.

А если бы Палпатин приказал Ганрею отпустить джедаев, для вида потрындев с ними о снятии блокады, покормив завтраками и так далее?

Вряд ли Ганрей послушался бы. Ведь это ему, а не Палпатину, выгодно, чтоб сенат не узнал ничего. Это ему, а не Палпатину, выгодно убить джедаев. Узбагойся, автор, у героев сейчас появится нормальная, ЛОГИЧНАЯ причина повонзаться. Мочи их, Нут, мочи!

Зачем нужен этот глупый разговор Ганрея и Сидиуса? Чтобы показать, что Федерация действует не от себя, а ходит под началом какого-то ЗЛА?

Это порождает новую тонну вопросов. Почему Федерация вообще работает на Палпатина/Сидиуса? С ним все ясно, он мономаньяк, Темная Сторона Силы разум его мутит, власти хочет он безграничной. Но Торговцам-то зачем весь этот геморрой? Зачем они блокируют Набу, вместо того, чтобы, мать его так, ТОРГОВАТЬ? Зачем они вбухивают грандиозные ресурсы в армии дроидов? Чего им надо-то?

Нет ответа. Ладно, они жукоглазые алиены, у них могут быть свои чужеродные представления о торговле. Может, они не умеют торговать, иначе как нагнув покупателя и приставив к его голове бластер (хм, знакомо-то как!). Но есть такие штуки, как культурные универсалии. Одна из них заключается в том, что торговля ведется ради выгоды. ВЫГОДЫ, Карл! Там купил дешевле, тут продал дороже. Профит. Какой профит обещает Ганрею Сидиус/Палпатин? Нет ответа.

Но, допустим, там есть какой-то профит, просто разговоры о нем не попали в кадр. И ради этого профита Ганрей готов убить джедаев. Что он делает?

Он велит подать джедаям чайчик, а в это время напускает в комнату ядовитый газ. ВИДИМЫЙ. Чтоб они сразу заметили и начали действовать.

А отравить чайчик – не? Никак? А напустить невидимого газу без запаха? Блин, чувак, почему у тебя вообще на корабле эти газопроводы?

Одновременно корабль джежаев взрывают прямо в посадочном шлюзе. Рискуя расхерачить шлюз. Молодца! Что мешало, раз корабль уже заминирован, дать джедаям в него сесть, отлететь на безопасное расстояние и тут взорвать?

А, ну да, эти варианты не дадут героям возможности помахать лайтсаберами. То, о чем я говорю: злодей в этом сюжете существует и действует для героя, а не для себя.

Давайте для сравнения рассмотрим классическую трилогию. Палпатин в первом фильме не появляется вообще. Он действует за кадром. Но виден ли он при этом? О да, еще как! Он построил Звезду Смерти – зачетное проявление мегаломании и душевной подлости одновременно. В его армии служат люди, которым ничего не стоит сжечь двух безобидных стариков ради поиска дроидов. Под его непосредственным командованием ходит Вейдер, конкретный ирод, который бьет своих, чтоб чужие боялись. Знаем ли мы, что Император сука? О, да! Ему совершенно не обязательно появляться в кадре и отдавать идиотские приказы. Он реально нависает над всем происходящим, как зловещая тень.

Что же со вторым злодеем, Дартом Вейдером? Разве он существует только для того, чтобы Люку было об кого почесать лайтсабер? Да он вообще не подозревает о существовании Люка до того момента, как Люк Силой нацеливает две ракеты в туннель Звезды Смерти! У него есть цель: найти чертежи Звезды, предотвратить их попадание в руки повстанцев. Он следует этой цели с неуклонностью бульдозера. Люк просто случайно подвернулся ему под нож. Он субъектен, он существует для себя. И это прекрасно.

Лукас, что с тобой случилось за 20 лет между «Новой надеждой» и «Призрачной угрозой»? Как, где, когда ты разучился писать?

Из первой ошибки вытекает вторая: ЗЛОДЕЙ НЕИНТЕРЕСЕН АВТОРУ.

Нет, ну в самом деле, как может быть интересно создание, совершенно объектное и созданное только для того, чтоб почесать об него героя? О мотивациях, целях и методах такого создания не хочется даже задумываться.

Все, с приплыздом нас. Если ты автор, то просто бросай писать в тот момент, когда ты понял, что злодей тебе не интересен. Вот просто бросай. Ничего хорошего не будет. Твоя скука передастся аудитории, ай гарантии ит. Ты же не хочешь ставить себя на место злодея, надеяться его надеждами, бояться его страхами? Ну вот и аудитория не захочет. С чего бы ей?

Бросай писать – или сделай над собой усилие и влезь в шкуру злодея. Войди в его мысли, в его волю. Поживи его жизнью.

То есть, чтобы избавиться от второй ошибки – нужно напрячь мозг и волю и ликвидировать первую ошибку, из которой вторая, на самом деле, напрямую вытекает. Нужно создать злодея субъектного, который преследует свои цели.

Допустим, я Нут Ганрей. Допустим, у меня на корабле джедаи, которые вот-вот увидят то, что я хочу скрыть: армию вторжения. Почему я должен связываться с Сидиусом и спрашивать его, как мне быть, у меня разве своего ума нет? И нет, у меня на корабле нет секретных газопроводов, распыляющих в комнате для гостей циклон Б. Я же торговец, едрена вошь, а не профессиональный палач, зачем мне? И запасов крысиного яда на корабле тоже нет, и вообще я не знаю, что для гуманоидов ядовито, а что нет. Хм, тогда самое разумное – взорвать их к джедайской матери, когда они отлетят.

Но тогда история кончится слишком быстро. Вот черт.
Хорошо, а если я, Нут Ганрей, ЕЩЕ умнее? В самом деле, зачем мне, ТОРГОВЦУ, едрена вошь, марать руки кровью, если моя задача – предотвратить вмешательство Сената, пока я не захвачу в плен Амидалу и не заставлю ее подписать капитуляцию? Ведь мое оружие – хорошо подвешенный язык и умение влиять на оппонентов. Мне нужно просто отвлечь джедаев и запудрить им мозги. Дорогие гости, давайте полетим на планету. Вы собственными глазами увидите, что никакой оккупации нет, ведутся мирные переговоры с королевой Амидалой. К сожалению, это маленькая девочка, которую нарядили, раскрасили как куколку и посадили на трон. Она сама не понимает, как этот договор выгоден ее планете. Ею манипулируют хитрые и подлые взрослые. Мы пытаемся вырвать ее из-под влияния этих негодяев…

Как только джедаи окажутся на поверхности планеты, они в нашей власти. Мы заблокируем их на поверхности, как весь набуанский флот. Или уничтожим их вместе с кораблем. Или нет, еще лучше. Мы проведем их по всем нашим потемкинским деревням, покажем им, что никакой армии вторжения нет, и отпустим. Пусть летят и докладывают в Сенат. Пока он будет шевелить своими неповоротливыми булками, мы захватим Набу и принудим Амидалу подписать договор о продаже нам какого-нибудь фигдостаниума за стеклянные бусы.

Тут можно переключаться на джедаев. Доводы Нута Ганрея легко убеждают молодого и неопытного Оби-вана, но тертый калач Квай-гон благодаря Силе понимает, что ему пудрят мозги. Он джедайским трюком отводит глаза Ганрею, отвлекает его беседой, в то время как Оби-ван обшаривает корабль и видит там тысячи боевых дроидов. Его замечают, начинают в него стрелять, вот отличный повод повонзаться!

А, нет, нам же нужно, чтобы джедаи попали на Набу и встретились там с Амидалой. Окей, Оби-ван без проблем возвращается к учителю, они спускаются на Набу, чтобы выслушать другую сторону - набуанцев и Амидалу… и тут их блокируют, после чего начинается вторжение.

Перфекто! Когда оно начнется, джедаи смогут вдоволь повонзаться, пытаясь прорваться к кораблю и вылететь с планеты с Амидалой. При этом ни они, ни Ганрей не будут выглядеть идиотами. И главный дополнительный бонус – при таком повороте событий не нужен Джа-Джа! Да ради одного этого стоило бы напрячься!

Когда автор начинает мыслить за злодея, добросовестно продумывая его действия, так, словно злодей – он сам, и от правильных поступков зависит успех всего дела, а от провала – жизнь и свобода, происходит Чудо Логоса: герои тоже начинают действовать лучше, тоньше и умнее. Ведь им приходиться противостоять равному, а не соломенному чучелку для битья!

(Между нами, девочками, я бы обошлась безо всякого Квай-гона, а действовали бы у меня Оби-ван, уже тертый джедай, и Анакин Скайуокер, его юный падаван. Который немедленно влюбился бы в Амидалу, и начался бы у нас задорный военно-полевой роман вместо того УГ, которое нам пытаются продать под видом лав стори в Атаке клонов. Я вообще не фанат маленького Энички.)

Посмотрим на классическую трилогию. Интересен ли автору Вейдер? О, да! Именно его внутренний конфликт перемещается в центр повествования в кульминационный момент всей трилогии. Он заинтересован в Люке на протяжении всего второго-третьего актов, и он действует как заинтересованный персонаж, а не просто отбывает номер. Он расставляет хитрую ловушку на Беспине, склонив Ландо Кальрисиана к предательству и захватив Лею с Ханом. Он знает, что для Люка ситуация безвыходна: или он предаст друзей, и на Темную сторону его приведет трусость – или он вступит в открытый бой и попадет в руки Императора. И Люк должен с честью выбраться из расставленного капкана.

В основе описанноой психологической ошибки зачастую лежит банальная лень. Нежелание интересоваться своим злодеем. Нежелание видеть в нем нечто большее, чем функцию.

Но есть и третья ошибка, как уже было сказано выше – духовная. Техническую можно решить, хорошенько поразмыслив, лень преодолеть, хорошенько напрягшись, но если дело в духовной проблеме, то пиши пропало.

Третья ошибка авторов – СТРАХ ПЕРЕД ЗЛОДЕЕМ. Я не говорю о том страхе, который испытала Мурочка, нарисовав Бяку-Закаляку кусачую. Конечно, всерьез никто из нас не верит, что описанный негодяй сойдет со страниц и пойдет всех махать. Некоторые авторы по-настоящему пасуют перед задачей сделать злодея объемным и живым, потому что…

Нет, на люди это обычно озвучивается как «Я не хочу делать зло привлекательным». Да, но не делать зло привлекательным не означает делать его картонным и тупым. Дело, я думаю, в другом.

Когда речь заходит о том, чтобы вжиться в шкуру злодея и посмотреть на мир его глазами, приходится встать лицом к лицу с неприятным фактом: это я, законопослушный добрый гражданин, отец/мать семейства, сижу тут и рассуждаю, как бы кого убить/ограбить/ изнасиловать и выкрутить все так, чтобы мне это сошло с рук. Строю злодейские планы по захвату Вселенной. Играю людьми, как пешками. И это мне, блин, НРАВИТСЯ (ну творческая же работа, почему бы ей не нравиться?)

Короче, надо честно признать перед самим собой, что ты способен на настоящее зло. Не мелочь по карманам тырить, а если карта ляжет – то…

И еще один важный нюанс: есть опасение, что, заглянув себе в душу и найдя там дремлющее зло, мы, авторы, не найдем там же серьезных причин ему сопротивляться. Жизнь редко предлагает людям выбор типа "иди и убей всех детишек в Школе Джедаев, а я тебе за это спасу твою беременную жену". Обычно выбор выглядит как "дай врачу энную сумму, и он не будет мурыжить твою беременную жену в очереди". Правда ведь, это не то же самое, что пойти порубать детишек лайтсабером? Хотя система, которую ты поможешь построить таким образом, многим детишкам будет стоить жизни, но ведь их смертей ты не увидишь. Загляни в свое сердце и найди там резон мурыжить беременную жену в очереди вместе со всеми. Давай, найди.

Тут нелишне еще раз напомнить, что «Мадам Бовари – это я» и добавить, что не только мадам Бовари, но и ее муж, любовник и поцоватый аптекарь – тоже «я». Когда автор начинает мыслить как злодей – это все равно автор, только мыслящий как злодей. Все нормально, друг, зло, на которое ты по-настоящему не способен, тебе и в голову не придет. А от того, что туда придет, нет смысла прятать ее в песок – ведь это всегда с тобой, хочешь ты его показывать или нет.

Я тебе, друг, больше скажу: ты это ПОКАЖЕШЬ, независимо от своего желания. Если ты не отнесешься со всем должным вниманием к своему злодею, у тебя мудачество полезет из положительных героев.

Посмотрим на Лукаса. Какими феерическими мудаками у него предстают джедаи! Начиная с Квай-Гона, который не смог выручить из рабства Шми Скайуокер (эй, мужик, ты на планете, где фактически нет ни законов, ни полиции – почему ты тупо не запугал Уотто и не отобрал у него Шми?) и заканчивая Йодой, который, видя, как юный Анакин колбасится из-за возможной смерти жены в родах, и ЗНАЯ, что парнишка фрустрацию один раз уже компенсировал массовой резней, просто произносит какое-то высокопарные фразы. А как они относятся к клонам? Неудивительно, что те с готовностью выполнили приказ 66.

Кстати, у Лукаса довод «я не хотел делать зло привлекательным» вообще не должен проканывать. Трилогия приквелов – это история о падении героя! Зло ДОЛЖНО было выглядеть привлекательным, потому что оно, сцуко, ПРИВЛЕКЛО Анакина на Темную сторону Силы!

Если бы Лукас показал темное обаяние зла, ему не пришлось бы делать модальными удодами всех условно-положительных героев приквельной трилогии. Точней, они не получились бы модальными удодами. Они получились бы нормальными людьми в обстоятельствах, которые оказались сильнее их.

Как обычно, посмотрим на классическую трилогию. Боялся ли Лукас делать зло привлекательным? Зло с человеческим лицом? Да Вейдер – это практически лицо трилогии! Он отважен, он сам выходит в бой, пока мофф Таркин прячется за системой обороны, он харизматичен, он, в конце концов, способен к раскаянию и достигает искупления.

И именно тот факт, что в Вейдере есть нечто привлекательное, удерживает Люка от перехода на Темную сторону. На протяжении всего «Возвращения джедая» он постоянно сравнивает себя с отцом. Сравнивает ли он себя с Джаббой, безусловным монстром за пределами всякого сочувствия? Нет. Если бы Вейдер был вроде Джаббы, Люк бы выпилил его безжа… а, нет, он бы вообще не озаботился его судьбой и добросовестно бы взрывал генератор, то есть, «Возвращение джедая» было бы таким же «ни о чем», как и вся приквельная трилогия.

Ну да, можно заметить, что Палпатин в классической трилогии тоже беспримесное черное зло. Но Палпатин там не является ведущим антагонистом. Он маячит на заднем плане и создает атмосферу. В приквельной трилогии тоже можно было бы так поступить, выдвинув на место активно действующего злодея графа Дуку, которому хватало харизмы. Но его так бездарно слили, что даже тысячерукий фейспалм не может покрыть этот позор.

Беспомощный злодей = беспомощное произведение. Логоса ради, авторы, не стесняйтесь в мыслях своих обращаться ко злу! Кроме всего прочего, творить его в вымышленном мире – это отличная прививка против соблазна творить его в реальности.

Взято отсюда: http://heartofsword.eu/statya/dumay-kak-zlodey

 4 
 : Март 20, 2015, 06:46:28  
Автор Kat Bilbo - Последний ответ от Kat Bilbo
http://hp-ekb.livejournal.com/1208257.html?thread=16089025#t16089025

"А во-вторых - я скажу тебе, как мастер мастеру: в этой игре отсутствует игротехника и игромеханика для тех высоких вещей, о которых грезят столь многие мастера и игроки. Квестовый движок для этого принципиально непригоден, движок "шестерёнка" - и подавно, а сюжетная игротехника существует в зачаточном состоянии (по качеству), при всей вдохновенности креатива, эстетичности и эмоциональной вовлечённости. Отсюда и имеем - красивые и высокие замыслы просто не разыгрываются за отсутствием или непроработанностью методов и средств.
Игромеханика, кстати - это очень важно. Плоскости действия, никак не выраженные в средствах, просто не разворачиваются.
Игромеханика в плоскости ТТХ - просто отличная: чары, зелья, артефакты - есть, ЧЕМ действовать.
Для плоскости ценностей и смыслов средства не разработаны - общие в игровом пространстве, конвертируемые (понимаемые сколь-нито объективно).
Что же удивительного, что люди, в игре располагающие только инструментальными средствами, скатываются на это поле действий? У них просто нет выбора."

 5 
 : Март 20, 2015, 05:21:33  
Автор Kat Bilbo - Последний ответ от Kat Bilbo
2010

Особенности ролеплея на Хогвартских Сезонах
http://warpo.livejournal.com/302180.html

Мир Хогвартских Сезонов напоминает Равенлофт
http://sandra.livejournal.com/420382.html




2015

В связи с тем, что на Комконе ХС выиграла «Лучшую игру десятилетия»
http://steamboy.livejournal.com/29462.html (подзамок)

http://donnanna.livejournal.com/642230.html


 6 
 : Март 19, 2015, 12:22:07  
Автор juray - Последний ответ от juray

 7 
 : Февраль 15, 2015, 01:38:35  
Автор Kat Bilbo - Последний ответ от Kat Bilbo
ЖЖ Алексея Яцыны (Коровки)
http://audumlo.livejournal.com/224089.html

ролевые игры - не инструменты, но компетенты #игропрактика
последние пару лет запрос на игры во всех формах резко растет

чтобы этот запрос реализовать есть всего два способа
- или наличие масштабируемых моделей (инструментов, подходов, практик, оргформ)
- или наличие растущего числа компетентов, способных решать оригинальные задачи

за последний год мы с коллегами провели целую серию мероприятий, в ходе каждого из которых пытались в той или иной форме выявить ответ на вопрос - что ролевые игры за 25 лет своего развития в России (а что не говори это самая мощная практика игродела, которая вообще существует в стране, и одна из самых мощных в мире) - могут во "внешний" мир предложить: модели или компетентов

пока ответ таков: - КОМПЕТЕНТЫ
- у нас много людей, способных оригинально мыслить и проектировать игру под почти любую задачу и любой уровень сложности
- у этих людей отличная фантазия, способность к игро-инженерии и к игро-дизайну
- у многих большой опыт и понимание как именно и что именно надо сделать для вовлечения, увлечения, сюжетирования и игромеханике
- нам нравится каждый раз делать прототипы и не очень нравится "катать" раз за разом готовые игры

а вот с готовых схем, шаблонов, инструментов для верстки игры для заказа из "большого мира" почти что нет

значит нас (ролевиков) ждет самая вкусная и перспективная ниша: прототипы, создание игр там, где еще никто ничего не делал, эксперимент, поиск, прорывы на новые рынки и в новые отрасли, стартапы

P.S. если будет у кого-то интерес я опубликую подборку всего, что как я считаю может успешно реализовываться как готовый инструментарий игродела

UPD: то, что я считаю игропрактически полезным для проектирования игр в большом мире, сведено ниже

Мета-игры
http://www.mykingdom.ru/mykingdom/72651

Борисов С., Кожаринов М., Торгашов Д.,
Теория построения ролевых игр.
http://rpg.nsk.ru/texts/rpg/lections/almanax/stat5.htm

Кино не для всех (символьный подход)
http://rpg.nsk.ru/texts/rpg/lections/almanax2/symway.htm

Замбржицкий Евгений, Красноярск
Диагностические Малые Ролевые игры.
http://rpg.nsk.ru/texts/rpg/lections/almanax/stat9.htm

Тайм-менеджмент игры
Роман Крылов (Рауль), Новосибирск (стенограмма доклада на Сибконе-2004), обработка Марии Фрид
http://master.larp.ru/theory/time.php

О создании интересных моделей социумов
Михаил Русин, Израиль, Иерусалим
http://master.larp.ru/theory/socium.php

Модели сокрытия законов игрового мира
Петр Скулачев
http://master.larp.ru/theory/info.php

С. Борисов, М. Кожаринов. Алгоритмы ролевых игр (МоеК, АМ вып. 1)
http://www.mykingdom.ru/mykingdom/39621

Михаил Кожаринов,
Театральный подход (АМ, вып. 2)
http://master.larp.ru/theory/theaway1.php
http://master.larp.ru/theory/theaway2.php
http://master.larp.ru/theory/theaway3.php

Автовводные
Илья Ребров, Курган
http://master.larp.ru/theory/autovvod.php

Шестеренка ролей
Петр Скулачев
http://master.larp.ru/theory/gear.php

Вводная как художественный текст
Ольга Берелехис, Уфа, Орк-клуб
http://master.larp.ru/theory/vvodnaya.php

Об игровой динамике
Ил Ребров,
http://master.larp.ru/theory/dinamika.php

Конструкторский подход к созданию ролевой игры Или Обезьяна с гранатой.
Юлия Ледякова
http://www.mykingdom.ru/mykingdom/53168

Как не надо делать РИ, или Искусство ходить по граблям
Ник Гришин, Алина Малышева, Василий Мишарев
http://www.mykingdom.ru/mykingdom/35322

 8 
 : Февраль 14, 2015, 11:10:25  
Автор Kat Bilbo - Последний ответ от Kat Bilbo
Кнутпункт-2015
http://rojkov.livejournal.com/136076.html

Про рефлексию

Пошел на лекцию почти без надежды услышать интересное. На кафедре - бабушка божий одуванчик. Говорит как старая училка. Хотел уже было подремать, но вдруг вижу - у нее в презентации железная логика.
Итак, отзыв на игру нам вообще бесполезен. Он содержит оценку – игра говно, или наоборот кучу неинформативных восторгов. А вот обзор нам гораздо интереснее.
Дебрифинг – наиболее простой способ получить от игроков обратную связь. Но часто игроки еще не готовы дебрифиться. Еще плохо что все присутствуют и есть эффект группы. К сожалению, часто это единственное, что могут осилить мастера.
Начните дебрифинг с минуты молчания, чтобы игроки могли сосредоточиться что сказать, дайте им установку на интересующие вас вопросы.
Передавайте слово по кругу, каждый должен высказать одну как минимум один тезис. Соглашаться или нет с тезисом – попросите проголосовать игроков.
Отзывы собирать надо после деролинга. Можете позволить игрокам поговорить для снятия напряжения. Иначе все сведется к продолжению игры и трёпу о сюжете.
В конце всех поблагодарите. А лучше позовите на пьянку после игры.
Можно сделать сессию post-it – c наклеенными бумажками. Идеальная группа для сбора отзывов – до 10 человек. Разбейте игроков на группы. Каждая группа должна иметь модератора с общими для всех инструкциями. Каждую бумажку надо обсудить с группой. Дайте игрокам выбрать докладчиков от каждой группы. Отчеты должны быть краткими.
Вбрасывайте вопросы.
Варианты сбора отчетов :
- опросник после игры
- неструктурированные интервью
- сбор отзывов прямо на игре
Хорошая практика спрашивать про одно и то же у разных участников – триангуляция.
Сбор отзывов онлайн :
- Игроки отвечают тогда, когда они готовы и им удобно
- Вы контролируете вопросы
- Минус – не все любят формы
Формы нужны короткие, но предусматривающие комментарии.
Делать форму с оценками плохая идея. Ответы на такие вопросы будут искажены общим впечатлением от игры. Кроме того, вы получите не все впечатления, куча инфы в свободной форме пропадет. Трудно будет также выбрать важное и неважное. Игра вещь индивидуальная, поэтому не очень интересно генерить формальную статистику.
Шкалы осмысленны для тех вещей, которые повторяются из раза в раз. Лучше использовать чекбоксы, чем шкалы. Корреляционный анализ обычно неприменим в ролевых играх.
Знайте меру - не заколебите игроков своими вопросами.
Ищите необычыные ответы и выбросы. Они наиболее интересны и важны.

 9 
 : Февраль 05, 2015, 10:18:04  
Автор Kat Bilbo - Последний ответ от Kat Bilbo
Бар на песке
Тимур Тазетдинов (Дэт)
______
Лет двадцать назад мы с друзьями, молодые, смешные и наивные, сидели ночью в каптерке и пили портвейн. И под портвейн мы фантазировали о том, чего бы нам хотелось в старости. И в свой ход я озвучил свою мечту. Чтобы у меня был бар на Карибах, для друзей, скорее, место для тусовки, такой вот прямо у самого прибоя, и обязательно с дощатым пирсом для лодок. Вспомнил о мечте я только уже на Острове. И немного доработал мечту.
______

Я много раз бывал в этом баре, но кажется, ни разу не слышал и не видел его названия. Я называю его "Бар на песке". Его нет ни в путеводителе Кука, его не знают агенты туристических бюро, таксисты улыбаюсь говорят "но компренде", но уверяю вас, бар есть, и это самое странное местечко на Антилах. Нет, вы не подумайте, никаких особенных чудес архитектуры, невысокий забор из дикого камня, кованые решетки фонарей, фонари, правда, на масле, но это вполне объяснимо, пережженое масло с кухни - бросовой товар, а электричество стоит денег, ворота деревянные, массивные, говорят, что из досок от обшивки испанского галеона "Нуэстра-Сеньора-де-Ремедиос", но я не стал бы тут верить на слово. А вот тридцатифунтовая бронзовая корабельная пушка - она настоящая, резной же лафет красного дерева под ней сделан мастером-мебельщиком Джонни из квартала Ла Фе. Патио вымощен терракотовой плиткой, если присесть и приглядеться, в углу каждой плитки видно клеймо мастерской. Мадрид, семнадцатый век. Тоже со дна океанского. Патио с его кабинками из полотна и свечами на столах предлагается, как романтическое место встречи влюбленных, но на меня оно наводит уныние. Наверное, оттого, что моя весна давно уже отцвела, да и осень дышит зимой. Идем вовнутрь.

Первое, что бросается в глаза - и вы это заметили - это высокие потолки, и, конечно же, сети, канаты, паруса и флаги, сплетающиеся под потолком в полумраке. Я знаю, что там, наверху, есть галерея, второй этаж, но я пока недостаточно хорошо примелькался, чтобы удостоиться приглашения наверх. Второй этаж - он для особых гостей, и, по слухам, для настоящих завсегдатаев. На кирпичных стенах карты Карибов - я могу узнать только пару мест побережья Эспаньолы, зарисовки, эскизы, наброски - бумага пожелтевшая, чернила выцвели. Зал напоминает склад морского барахла, который немного расчистили, чтобы организовать попойку. Бочонки превращены в стулья, ящики - в столы, хотя и стулья и столы тоже есть - и ни одного одинакового. Правой стены у бара нет, там дощатая открытая веранда, вместо потолка растянута парусина, там танцуют. Музыка, о, музыка... Никаких современных мелодий я здесь не слышал, нет, только боссанова, старая карибская музыка, и, иногда, по особым случаем, здесь звучат пиратские песни. Именно так. Шутки в сторону, уверен, что совсем неспроста за стойкой шпаги на стену повешены.
Я давно уже облюбовал столик в углу, в тени, оттуда самый лучший обзор, а я прихожу сюда не столько выпить, сколько понаблюдать за людьми. Публика здесь собирается самая разная, но общая их черта - они не уроженцы Острова. Примерно треть - эмигранты. Они прекрасно знакомы друг с другом, тысячи раз переругались между собой, перемирились, снова переругались, подрались, напились и снова помирились. Хорошие люди. Плохие здесь не задерживаются. Еще одна треть - туристы. Гиды везут их сюда, хорошо запугав по дороге, туристы держатся плотной группой, испуганно косясь по сторонам, потом те, кто посмелее, выдувают по кружке пива, потом еще по одной и смелеют, некоторые пытаются завязать разговор с завсегдатаями... У кого-то это удается, и глядишь, через годик такой бывший турист появляется в баре, еще через полгода обзаводится своим любимым столиком... Вот оно! Заметили эту странность? Размеры зала. Бывает зайдешь днем - зал залит солнцем, паруса под потолком висят старыми пыльными тряпками, уборщик Жан-Пьер шаркает шваброй туда-сюда, и видно, что от стены до стены ну футов двадцать, ну тридцать. А вечером не можешь разглядеть даже черты лица тех, кто сидит у той самой стены, на которой днем от моего столика видна каждая щербинка на кирпиче. И кажется, что бар, в котором днем и десятку человек будет тесно, ночью способен вместить сотни народу. И вот сразу мы подбираемся ко второй странности. Третья треть публики - это странные люди. Люди, которые будто бы не отсюда. Вы скептически смотрите на шесть пустых кружек на моем столике. Ооо, это только начало, сегодня я в настроении свести знакомство еще как минимум с дюжиной их товарок. Может быть, я и старый пьяница. Да что уж. Я старый пьяница. Но давайте-ка так. Я расскажу, а вы уж там решайте, где тут правда, а где тут пиво. Пиво отменное, кстати, стаут, черный, как душа убийцы, редкость на Острове, большая редкость.
Ну так начнем. Видите вон там лестницу за стойкой? Она идет на ту самую галерею. Для особых гостей, я говорил уже. Однажды глубоко ночью, когда почти все уже разошлись, я услышал снаружи плеск весел по воде и стук у пирса, будто бы лодка причалила. В это же время сверху кто-то окликнул бармена, тот вышел и вернулся с человеком, одетым, как актеры в старинных фильмах. Уж и не вспомню деталей, кроме одной, на человеке была шляпа с пером. Я пялился только на нее, никогда не видел ничего более дурацкого, словно бы на голове у гостя сидела утка. Бармен отвел человека к лестнице, подождал, пока тот поднимется, и пробормотал что-то вроде "Морган идет к Гаване, глядит на небо из-под руки". Забавно, уже лет десять прошло, а фразу помню.
И у меня тогда словно глаза открылись - я начал замечать странных людей. Вернее, иногда, бывает, кружки после пятой взглянешь в глаза человеку, и словно видишь что-то в его душе, картинки живые, как в кинотеатре. Я троих хорошо запомнил. Вон сидит старичок-креол, видите? Смуглый, седой, как лунь? В его глазах я увидел небо и море, и лесу-струну, уходившую в морскую пучину, струна дрогнула, загудела, и вместе со струной дрогнул весь мир, и огромная рыба, пронзительно красивая, вырвалась из воды, взмыла в небеса и снова рухнула в океан, рванув струну за собой и заставив ее запеть снова. И сразу же, без паузы, я видел, как этот старик рассказывает о рыбе внимательному бородатому гринго с пронзительными глазами хищника. Второй назову вон ту леди в белом, что одна танцует на веранде. Я видел в ее глазах короткий эпизод, автомобильная авария, удар, звук бьющегося стекла, доносятся крики, и слышен голос, - Принцесса, выбирайтесь, у нас очень мало времени, возьмите меня за руку... Ну и третий, третий - это бармен. Я взглянул ему в глаза, и меня ударила стена раскаленного ветра, несущего песок и пыль, но кроме песка, в том ветре были градины посерьезнее, свинцовые, в цельнометаллической оболочке. Одна шваркнула его по щеке - видите шрам? Еще две ударили в грудь, потом еще и еще. А он стоял, зажав зубами вспыхивающий, как глаз дьявола, окурок сигары, и пулемет в его руках глотал лоснящиеся от смазки патроны, и, рыча, тут же выплевывал их в красноватую мглу впереди. А потом тот, кем был бармен, рухнул навзничь и лежал, а над ним в бушующем небе проплывали черные силуэты ангелов, ангелы грохотали винтами и обрушивали на землю град ракет. Кто-то сказал рядом, - э, нет дружок, ты не должен умереть в Катанге, только не в чертовой Катанге, и на этом видение закончилось. А вы знаете, что такое Катанга? Это где-то в Африке, гиблое, наверное, местечко.
В общем, осваивайтесь тут, пиво у стойки, меню там же, а я пойду, поприветствую старых знакомых, вон они машут мне. И вот еще что - если Вы захотите уйти, четко представляйте себе, куда идете. Если вы выйдете из бара наугад, сам Господь не знает, куда вас может занести.

 10 
 : Декабрь 24, 2014, 05:35:50  
Автор Kat Bilbo - Последний ответ от Kat Bilbo
Мерфи: Конспект семинара с РЛМ о сериальных играх

http://mjurphy.livejournal.com/469307.html

Страниц: [1] 2 3 ... 10
Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.13 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!